РОССИЙСКИЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА



РОО ПРАВО РЕБЕНКА » Октябрь 2014. Брошюра «Технология социальной правозащиты»
Октябрь 2014. Брошюра «Технология социальной правозащиты»

Борис Альтшулер

 

Председатель Правления РОО «Право ребенка»

 

Председатель Координационного совета НКО по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности

 

Член Московской хельсинкской группы

 

Бездомным многодетным семьям России посвящается

 

ТЕХНОЛОГИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ПРАВОЗАЩИТЫ

 

В рамках проекта «Социальная правозащита: развитие гражданских инициатив в интересах детства и семьи», при реализации которого были использованы средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 18.09.2013 № 348-рп и на основании конкурса, проведенного Общероссийским общественным движением «Гражданское достоинство»

 

РОО «Право ребенка»

 http://www.right-child.ru

 

Москва

Октябрь 2014 г.

 

Содержание

 

 

Введение – стр. 2

I. Технология работы общественной приемной РОО «Право ребенка» - стр. 4

II. Защита жилищных прав – стр. 7

III. Бедность семей с детьми – стр. 13

IV. Дети-инвалиды в семье и в учреждениях – стр. 17

V. Общественный контроль интернатов – стр. 19

VI. Доступность детских садов и ясель – стр. 22

Заключение – стр. 23

 

 

Введение

 

«Здоровый человек не знает, что у него есть сердце» (Редьярд Киплинг, «Свет погас»). Нам, с рождения имеющим ДОМ, трудно представить состояние людей, лишенных этой одной из основных составляющих человеческого бытия, годами и десятилетиями обитающих вместе с детьми по чужим углам, по незаконно (т.е. без регистрации) снимаемым квартирам – с ежедневной угрозой выселения. А каково тем, кто жил себе поживал, как все, в своем доме, и вот: решение суда о выселении (всё законно: за долги по ипотеке, по иску родственников или властей…) – далее судебные приставы, смена замков и пожалуйста во двор с вещами, детьми и стариками (чем это отличается от наводнения, землетрясения или прямого попадания снаряда установки «Град»?). «Я никогда не думала, что такое у нас вообще возможно», - в растерянности говорила мне одна из жертв такого «узаконенного стихийного бедствия».

Примерно 5 лет назад я, а тем самым и весь коллектив РОО «Право ребенка», впервые столкнулся с такими немыслимыми ситуациями. Впервые мы узнали, что оказывается есть на свете бездомные многодетные семьи – социально благополучные, с прекрасными детьми и отнюдь не бомжи на тротуарах, но «юридические бомжи». И все годы моего членства в Общественной палате РФ (январь 2010 – июнь 2014 гг.) и до сих пор - мы пытаемся им помочь, используя все правозащитные приемы и технологии – от СМИ до высочайших органов власти и даже привлекая силы небесные. 6 декабря 2011 г. Патриарх Кирилл передал Уполномоченному при Президенте РФ по правам ребенка Павлу Астахову письма – мольбы о помощи «наших» семей, а получил в ответ лишь «обвинительные заключения» в адрес этих многодетных родителей, большинство из которых остаются до сих пор бездомными вместе со своими детьми. (Почему не все? Потому что Светлана Мартынова с 5 детьми уехала из Санкт-Петербурга к мужу в Бразилию, а нескольким семьям неизвестные благотворители подарили квартиры и даже одной семье – коттедж, но это после бессрочных голодовок в 2012 и 2013 годах). Но наш федеральный УПР так и не защитил конституционное право этих детей на жилище, будучи правовиком, так и не поставил вопрос о недопустимом правовом вакууме, в котором оказываются семьи и дети, не имеющие регистрации. Ситуация в целом на сегодня остается тупиковой.

Однако мы – «правозащитные бульдоги». И, столкнувшись с человеческой бедой, «не разжимаем челюсти» вплоть до ее полного – этой беды – «умерщвления» (а каждый случай – новелла, а победа – всегда чудо, вот мы и занимаемся «производством чудес»). А что касается жилья, то оказалось, что для того, чтобы в современной России обеспечить крышей над головой (без разделения детей и родителей) бездомную многодетную семью, надо в сфере жилищной обеспеченности «повернуть» лицом к человеку всю страну. Подробнее – в разделе «Защита жилищных прав».

Деятельность по защите социальных прав чрезвычайно многогранна. Мы пока сосредоточились на темах: «Защита жилищных прав», «Бедность семей с детьми», «Дети-инвалиды в семье и в учреждениях», «Общественный контроль интернатов», «Доступность детских садов и ясель». Выбор каждого из этих направлений обусловлен сотрудничеством с мощными гражданскими активистами и общественными организациями, что и делает перспективным решение этих, казалось бы, безнадежных задач (вспомним тост А.Д. Сахарова: «За успех нашего безнадежного дела!»). Это также один из «технологических приемов» социальной правозащиты: работать в команде, в сотрудничестве с как можно большим числом заинтересованных общественников. 

См., например, в этой связи отчеты:

- о заседании «Координационного совета НКО по делам детей-инвалидов…» 14 мая с.г.

 - о конференции НКО 24-25 июня 2014 г.

- и сентябрьской конференции НКО от 11 сентября 2014 г.

 

Подробнее о социальной правозащите и ее технологиях – в соответствующих разделах, заведомо не исчерпывающих всего многообразия острых социальных проблем, заниматься которыми приходилось вместе с Еленой Тополевой-Солдуновой и другими коллегами по Общественной палате предыдущих 4-х составов, а также в рамках Координационного совета НКО по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности. Про Общественную палату РФ V состава я говорить ничего не буду, поскольку трудно говорить о том, чего на деле еще нет, что пока не наблюдаемо ни одним из органов чувств.

Зато теперь РОО «Право ребенка» тесно сотрудничает с Советом при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

И на протяжении многих лет нашей работы мы всегда получали поддержку Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

Также, начиная с 2011 года, мы работаем в оперативном контакте со Следственным комитетом РФ, благодаря которому, в том числе, случилось чудо спасения в 2012 году легендарной опекунской семьи Веры Дробинской и нормализовалась обстановка в Разночиновском ДДИ (Астраханская область).

 

I. Технология работы общественной приемной РОО «Право ребенка».

 

Правозащитная деятельность по самой своей сути направлена на власть, на защиту граждан от действий или бездействия органов власти и должностных лиц, приводящих к серьезным нарушениям прав человека. И, приступив сравнительно недавно к защите социальных прав, мы, конечно, использовали весь огромный опыт, накопленный РОО «Право ребенка» за 18 лет работы, а также мой личный 45-летний опыт участия в правозащитном движении.

 

Каковы основные этапы работы по обращениям?

 

Во-первых, первичное уточнение обстоятельств. Очень желателен личный разговор с жалобщиком в офисе (что бывает редко, так как люди обращаются со всей страны) или по телефону. Мы не «контора», которая только «пишет». Мы работаем с живыми реальными людьми, которые тоже бывают разными. И впечатление от личного, пусть и голосового, контакта бывает очень важно.

Во-вторых, выяснение контактов органов власти и имен должностных лиц, непосредственно причастных к делу. И тоже ознакомительный звонок по телефону. Потому что всегда должна быть выслушана другая сторона. А если «другая сторона» говорить с нами не желает (как поступила начальница органа опеки одного из районов Краснодарского Края - когда я сказал, что звоню из Москвы и представился «член ОП РФ», она сказала: «У меня приемный день во вторник, запишитесь и приходите», и положила трубку), то это явный признак сознания собственной неправоты и указание на правоту жалобщика (это был отчаянный звонок приемной мамы, у которой собирались отбирать 7 приемных детей; удалось отбить).

В-третьих, в случае нежелания местных властей пойти навстречу либо отписок на обращения (что обычно и бывает, но не всегда, иногда удается помочь сразу) применяются «силовые приемы»: жесткое письмо на имя Главы региона («это не опека, это оккупанты-каратели» - в указанном выше случае; при этом никого не наказали, и позже мы получили ответ из министерства соцзащиты Краснодарского Края, настаивающий на правильности действий сотрудников опеки, но это позже, а СРАЗУ случилось чудо: начальница опеки, посетив после нашего письма эту семью, впервые за много лет сняла уличную обувь и надела предложенные мамой тапочки, и детей не стали отбирать). А если не помогает письмо губернатору, то действуем дальше «по нарастающей» - см. ниже.

Конечно, наши «силовые приемы» заведомо ограничены (потому и в кавычках), поскольку наше единственное оружие – слово. «Противление злу ненасилием» (не толстовское «непротивление злу насилием» с упором на «непротивление», а именно активное противление, но исключительно ненасилием) – эту абсолютно точную формулу правозащиты дал замечательный добрейший человек - правозащитник советских времен Леонард Терновский, заплативший за свою доброту, за помощь людям тремя годами лагерей.

Как же сделать так, чтобы с нашим словом считались и не «кормили» нас отписками? Между прочим, будучи членом Общественной палаты РФ, я получал отписок не меньше, чем будучи простым Председателем Правления РОО «Право ребенка» - с той лишь разницей, что ответы-отказы в адрес ОП РФ были очень подробными и уважительными. Так что же делать?

Кратко о сути нашей технологии, включая «силовые приемы», благодаря чему организация приобрела такой авторитет, что иногда одного телефонного звонка или даже упоминания РОО «Право ребенка» другом-общественником в его разговоре с представителем власти бывает достаточно, чтобы решить проблему (но бывает, что работать «со случаем» приходится и год и два).

Важнейший подход – вежливость («взрослость») в письмах и при устном общении с должностными лицами, а также принцип «презумпции порядочности». Да, это правда, - среди представителей власти любого уровня всегда есть нормальные неравнодушные люди, идущие навстречу, а также искренне переживающие несовершенство системы и даже рассчитывающие на нашу неформальную поддержку в ее улучшении («Борис Львович, вы там в Москве сделайте что-нибудь с федеральным законодательством, которое превратило нас – органы опеки и попечительства – в карателей семьи», - сказала в телефонном разговоре руководитель органов опеки одного из регионов ЦФО; а также помогла разрешить конкретную дикую ситуацию с ребенком-инвалидом).

Если же мы встречаем непонимание, получаем отписки с, так сказать, низового регионального уровня, то сразу же следует обращение к Президенту РФ, к Генеральному прокурору РФ, к Руководителю Следственного  Комитета РФ и т.п. А в том же письме - в копии можно указать, например, главу региона, из которого поступило обращение, или нескольких глав регионов, если письмо «наверх» по нескольким однотипным случаям из разных мест (Отдел обращений Администрации Президента пересылает копии письма названным в «копии» адресатам). Несколько новейших примеров:

- 20.10.2014. Письмо Президенту, копии Генпрокурору, Полном. Представителю Президента в ЦФО, Мэру Москвы (в поддержку обращения РДДДО, а также о бездомных многодетных);

- 08.09.2014.  Генеральному прокурору о выселениях добросовестных приобретателей (просьба проверить ДЖПиЖФ и прокуратуру г. Москвы);

- 19.08.2014. Президенту и Премьеру о проблемах жилья и бедности семей с детьми (по обращениям в РОО «Право ребенка» Тверского отделения НРА, Омской ОО «Сибирские многодетные семьи» и ОО «Много деток - хорошо» г. Железнодорожный Московской области).

 

На такие письма тоже зачастую поступают отказы, но подробно «мотивированные». Такие ответы – основа для дальнейших системных действий. Но, повторяю, мы не бумажная «контора», и, предвидя, что на эти пересылаемые на места с высшего уровня письма тоже придут отписки, мы эти письма «наверх» сразу же после отправки:

1) Направляем факсом (в последние годы эл. почтой, если указана на сайте соответствующих органов власти) в приемную главы соответствующего субъекта РФ и должностным лицам, непосредственно причастным к случаю, в том числе виновным в данном нарушении прав ребенка или семьи. А потом еще и по телефону вежливо уточняем, получено ли, кому расписано и т.п. Многие вопросы таким образом решаются.

2) Стараемся привлекать СМИ (письма «наверх» мы почти всегда считаем открытыми – персональную информацию при этом предаем гласности только по просьбе заявителя).

При этом очень важно грамотное составление обращений, что требует вникания, непростой подготовительной правовой работы по каждому случаю. А если письмо, пусть даже по конкретному случаю, направляется на высший уровень, то важно включить в него краткое упоминание о мерах по общим реформам, исключающим возникновение проблем такого рода.

Экспертная работа с проектами документов-предложений – важнейшая часть деятельности многих НКО, включая и РОО «Право ребенка». Также как работа по продвижению этих предложений и на федеральном уровне и пилотно в регионах.

Правозащитная работа, включая социальную правозащиту, – это творческий процесс. Изобретать шаги, заставляющие власти побаиваться вмешательства высоко (немыслимо высоко) находящегося начальства, приходится всё время. В демократических странах должностные лица в первую очередь побаиваются населения, которое, рассердившись, полномочно отправить их в отставку на очередных выборах. К великому сожалению, в РФ, как и в СССР, на практике исключен этот механизм  ответственности власти перед населением, а также есть проблемы с разделением ветвей власти (зависимость всех от исполнительной власти) и с независимостью правоохранительной и судебной систем. Вот нам и приходится в работе по сигналам SOS использовать единственный имеющий место вид ответственности должностных лиц – ответственность перед вышестоящим начальством.

Подробнее всё это описано в недавней, июня 2014 г., брошюре «Правозащитная служба для детей и семей с детьми: опыт работы и методические рекомендации», которую я посвятил своим соратникам по РОО «Право ребенка».

 

 II. Защита жилищных прав.

 

О том, почему мы занялись этой «безнадежной» проблемой, сказано во Введении. Да, проблема огромная и, судя по всей жилищной ситуации в стране, неразрешимая (сколько было и есть прямых поручений Президента и целевых программ на тему доступного жилья – ничего не реализуется так, чтобы проблему решить, бюрократия, заинтересованная в существующих сверхценах и строительстве жилья для богатеньких, оказывается сильнее всех). Но эта невозможность решить проблему сталкивается с невозможностью прекратить попытки помощи бездомным семьям с детьми, «убиваемым» этой проблемой. Это та самая интересная ситуация, которую описывает вопрос: «Что будет, если всесокрушающий снаряд налетит на несокрушимую стену?».

Невозможно вспомнить, сколько за 5 лет было написано писем с просьбой решить жилищную проблему бездомных семей – и главам регионов проживания семей, начиная с Мэра Москвы Сергея Собянина, Губернатора Краснодарского Края Александра Ткачева и т.п. - и далее Президенту РФ Дмитрию Медведеву, и Председателю Правительства РФ, а после 7 мая 2012 г. Президенту РФ Владимиру Путину. Все ответы одинаковы: законы субъектов Российской Федерации предусматривают возможность постановки в очередь на улучшение жилищных условий только малоимущих граждан, имеющих в данном регионе постоянную регистрацию по месту жительства в течение срока «ценза оседлости» (в Москве – 10 лет). Тогда как федеральные законы не предусматривают мер по улучшению жилищных условий граждан – всё «спущено» на регионы.

Таким образом, проблему надо было ставить глобально. А для этого нужны были не единичные случаи, а постоянный поток обращений. И тут величайшей находкой еще в 2010 году стала встреча с бездомной многодетной матерью 7 детей Любовью Мерекиной - координатором «Движения семей SOS» и создателем одноименного сайта, которая уже в течение 5 лет является для нас главным «поставщиком» информации о чрезвычайных жилищных ситуациях. И ей действительно пишет вся Россия (сама она с детьми после 17 лет мытарств по съемным комнатам месяц назад, наконец, въехала в собственную квартиру, чудесным образом подаренную неизвестным благотворителем). Но активную свою деятельность не прекращает. Из ее заключительного (сентября с.г.) отчета по проекту «Социальная правозащита»:

 

«В месяц ко мне (на сайт  «Движение семей SOS», через сайт РОО «Право ребенка», а также очень много по телефону) поступает 300 и более обращений... И есть еще форум, куда люди пишут о своих проблемах. Постоянных пользователей - 574 человека, активных участников (кто постоянно с кем-то общается и переписывается) - 128. Сообщений на сегодняшний день  (конец сентября 2014) - 4777. Сейчас мало регистрируются, т.к. я поставила условия для регистрации   и регистрирую не всех, но  меня все равно не все слушают и регистрируются раньше, чем пообщаются со мной…

Также на сайт «Движения семей SOS» обращаются люди, готовые оказать различную помощь семьям (пример на сайте, на нашем форуме, а также на личных страничках  семей). Ведется постоянный сбор вещевой и продуктовой помощи семьям. Таким образом, сайт стал «местом встречи» нуждающихся с теми, кто может оказать посильную помощь. Поэтому все эти нерешенные на сегодняшний день просьбы о помощи я недавно решила объединить в благотворительной акции «Спасательный круг»  которая превратилась в масштабную информационную площадку с криком о помощи. Но пока не все семьи проявляют активность... Я отправила рассылку всем-всем.... нашим семьям...

Мониторинг «Социальной правозащиты» проходит в соцсетях:  (ЖЖ -живой журналfacebook; 3 аккаунта в Twitter: «Бездомные семьи»«Мерекина Любовь», и РОО «Право ребенка»), а также периодически пишутся статьи в блоге «Эхо Москвы» и другое...

Сайт нашего Движения помогает привлечь внимания общественности и СМИ, и нередко помогает разрешить некоторые проблемы: статья от 19 августа 2014 год: Женщина с детьми из Украины просит помощи! Безвыходная ситуация этой семьи разрешилась благодаря совместным усилиям «Движения семей SOS» и РОО «Право ребенка» и спасибо общественному приюту «Незнайка» Сапара Кульянова. 

 

Поскольку лишнего социального жилья в стране нет вообще, а которое есть – недостаточно и стремительно ветшает, в Общественной палате РФ в 2011 г. возникла идея создания арендного фонда жилья (как это имеет место во всех развитых странах). В апреле 2011 г. Елена Николаева, Председатель Комиссии по соцвопросам ОП РФ III состава (ныне депутат Госдумы), сделала на эту тему большой доклад на пленарном заседании Палаты, а 22 июля 2011 г. она то же самое сказала на учредительном съезде Агентства стратегических инициатив. Идея была одобрена присутствовавшем на съезде Председателем Правительства Владимиром Путиным, который, став Президентом, в день инаугурации 7 мая 2012 г. подписал Указ № 600, поручающий Правительству и главам регионов создать некоммерческие арендные фонды «к январю 2013 года». Но всё опять зависло.

Еще ранее на тему жилья мы организовали в ОП РФ Слушания 29 ноября 2011 г. и 20 марта 2012 г. (теперь уже в ОП РФ IV состава – вместе с Председателем Комиссии по соцполитике Еленой Тополевой-Солдуновой). На этих мартовских 2012 года слушаниях впервые были оглашены цифры общего числа граждан РФ, не имеющих постоянной регистрации: по данным ЦИК таких избирателей около 1 миллиона, значит, если учесть членов их семей и тех, кто даже не помышлял участвовать в выборах, то получится от 4 до 6 миллионов человек без постоянной прописки – целая страна «виртуальных» граждан РФ. В приложении к данному разделу – Справка о правовой и социальной дискриминации граждан, не имеющих регистрации.

Итак, наступило 7 мая 2012 г. – Указ № 600 и связанные с ним надежды, которые начали быстро таять, поскольку Правительство ничего не делало для его исполнения «к январю 2013 года». Тогда мы с Еленой Тополевой-Солдуновой организовали в ОП РФ 12 сентября 2012 г. еще одни слушания по жилью с требованием исполнить Указ Президента № 600, результатом которых стала Программа «Жилищный спасательный круг». Ключевую роль в ее создание внесли эксперты Василий Тишков (член Комитета по строительству ТПП РФ и Директор Департамента малоэтажного строительства Ассоциации строителей России) и Валерий Горюнов (Генеральный директор – до лета 2014 г. – ГУП «Московский городской центр арендного жилья»). Об этой Программе см. также в обращении НКО к Президенту от 27 мая 2013 г.

Но эту Программу Правительство РФ, профильные ведомства, Правительство Москвы… также оставили без внимания, хотя она предлагала ясные меры по исполнению Указа Президента № 600, тем самым и по решению «неразрешимых» проблемы бездомных многодетных семей.

Среди ударных попыток «пробить несокрушимую стену» и добиться решения жилищной проблемы бездомных семей с детьми (а тем самым, очевидно, и жилищной проблемы в целом для всей России) нельзя не назвать три отчаянные многодневные голодовки многодетных родительниц, нами поддержанных:

- 17-дневная голодовка Любови Мерекиной в июне 2012 г.

 - не менее длительная голодовка многодетных из разных регионов в офисе партии «Яблоко» в декабре 2012 г. (вот тогда в конце декабря на встрече в ОП РФ голодающих с высокими чиновниками Москвы и федерального уровня сотрудник Минрегионразвития, прочитав нашу программу «Жилищный спасательный круг», произнес фразу, которую я потом часто цитировал: «Борис Львович, всё правильно у вас написано: построить жилья много, быстро, хорошо и дёшево ничего не стоит. Не делается по единственной причине – это никому не надо»);

- столь же длительная голодовка трех многодетных матерей на тротуаре перед Главным офисом «Единой России» в Москве в июне 2013 г. (несколько раз их задерживал ОМОН, но они возвращались на этот тротуар – см. публикацию «Я не сука, я мать пятерых детей».

 

Да, увы, такие крайние меры – это тоже элемент технологии социальной самозащиты. И все они имели, как говорят физики, макроскопический эффект – благодаря тому, что были замечены в Администрации Президента РФ:

- к Мерекиной в июне 2012 г. на 15-й день голодовки явились 5 представителей Павла Астахова (результат был постыдно нулевой, но какую фигуру зацепила! 18 июля 2012 г. П.А. Астахов даже дал часовое телеинтервью по проблемам жилья для многодетных, в котором не менее 15 минут посвятил лично Любови Мерекиной – в том негативном ключе, что вот мол понаехали в Москву, и полностью пренебрег системной проблемой семей, не имеющих регистрации);

- в декабре 2012 г. – полная победа голодавших москвичей (имеющих регистрацию) и родителей из Вологодской области (власти этих двух регионов пошли на уступки и СПАСИБО!), однако Краснодарский Край и Республика Татарстан остались глухи;

- в июне 2013 г. в отношении двух конкретных семей пошли навстречу Москва и Республика Татарстан – но случилось это, как можно предполагать, только потому что вопрос теперь достиг высшего уровня власти РФ.

А как же другие бездомные многодетные и вообще все россияне, живущие в неприемлемых жилищных условиях? То есть какова судьба Программы «Жилищный спасательный круг»? Всё застопорилось до момента, пока к делу не подключился Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ).

17 сентября 2013 г. состоялось расширенное заседание Постоянной комиссии СПЧ по социальным правам по данному вопросу.

 В ноябре 2013 г., откликаясь на переданные РОО «Право ребенка» обращения многодетных родителей, Председатель СПЧ Михаил Федотов направил в Правительство простую просьбу «прояснить механизм улучшения жилищных условий многодетной семьи, не имеющей жилья и регистрации по месту жительства». 17.12.2013 г. вице-премьер Ольга Голодец направила этот запрос в ведомства с поручением «разобраться и ответить». 20.02.2014 года я, вместе с членом СПЧ Евгением Бобровым, участвовал в целевом совещании в Минстрое России по данному запросу Председателя СПЧ. Совещание было малопредставительное,  но там мы ознакомились с ответами ведомств – все, как под копирку, написали: «согласно законодательству, для улучшения жилищных условий семья должна встать на жилищный учет и дождаться очереди» (циничность этих ответов в том, что семью без регистрации на жилищный учет в субъектах РФ не ставят, а другой - «федеральной очереди» в РФ нет; не говоря о том, что и очереди надо ждать не один десяток лет).

 

30 мая 2014 – специальное заседание СПЧ на тему доступного жилья и социальной исключенности по признаку регистрации. Рекомендации этого совещания (существенно доработанные и конкретизированные позиции программы «Жилищный спасательный круг») уже получили одобрение профильных ведомств. Также создана совместная – СПЧ и Минстроя - Рабочая группа по реализации права граждан на доступное жилье см. о ее первом заседании.  (Ссылки на Рекомендации см. на сайте Совета; см. также «Будет ли в России жилищная революция?»).

Про эти Рекомендации и Рабочую группу шла речь на встрече Президента с Советом 14 октября с.г. – см. соответствующие выдержки из стенограммы.

  

 Утверждение, что «построить много, быстро, хорошо и дешево ничего не стоит» прозвучало теперь на конкретных цифрах на встрече высшего уровня.

 

Накануне этой встречи «социально исключенные» бездомные многодетные семьи направили Президенту РФ Владимиру Путину, Председателю СПЧ Михаилу Федотову и члену СПЧ, Председателю РГ СПЧ-Минстроя Евгению Боброву и членам РГ обращение, а потом, обнадеженные происшедшим на встрече (из стенограммы: «В.ПУТИН: Мы возьмем в этой части и отдельно отработаем. Я сейчас не буду даже комментировать, потому что Вы профессионально подошли к этому вопросу. Но, как Вы понимаете, все это требует проработки») - благодарственное письмо.

Как уже говорилось во Введении, во всей деятельности в сфере социальной правозащиты ключевую роль играет сотрудничество с дружественными НКО. В вопросах жилья и бедности семей с детьми для нас сегодня это:

- «Движение семей SOS» Любови Мерекиной;

- «Ассоциация в защиту семьи, родителей и детей», Марина Ожегова;

- Тверское Отделение Национальной родительской ассоциации (Ответственный секретарь Александр Чернов, включенный в Рабочую группу СПЧ при Президенте РФ и Минстроя РФ, а также член Президиума ТвО НРА многодетный бездомный отец Игорь Ликанов);

- организация многодетных семей Подмосковья «Много деток – хорошо!», г. Железнодорожный, Председатель Ирина Кузьмина;

- Омская областная ОО «Сибирские многодетные семьи», Председатель Правления Марина Карабаева.

  

ПРИЛОЖЕНИЕ к РАЗДЕЛУ II 

 

 

СПРАВКА об ограничениях прав и возможностей граждан, не имеющих постоянной регистрации по месту жительства.

 

По данным ЦИК в РФ 1 миллион избирателей, не имеющих постоянной регистрации по месту жительства. Принимая во внимание детей и неполноту информации ЦИК, следует серьезно отнестись к независимым оценкам, утверждающим, что в РФ 4-6 миллионов лиц «без определенного места жительства».

Изменения в Гражданский Кодекс РФ, принятые в декабре 2005 года, допустили выселение несовершеннолетних детей «в никуда» при совершении сделок с жильем, при изъятии жилья в порядке залога и т.п. Что резко увеличило число граждан, включая семьи с детьми, не имеющих постоянной регистрации по месту жительства.

Федеральный закон № 122-ФЗ от 24.08.2004г. освободил Российскую Федерацию от ответственности по реализации социальных обязательств, передав эту ответственность субъектам РФ. Таким образом, социальное обслуживание граждан, не зарегистрированных постоянно по месту жительства в субъекте РФ либо не имеющих установленного в субъекте РФ «ценза оседлости» (в Москве – это 10 лет постоянной регистрации по месту жительства), не может осуществляться ни за счет бюджета региона их проживания, ни за счет бюджета Российской Федерации.

На практике отсутствие постоянной регистрации по месту жительства влечет такие дискриминационные последствия как:

- проблемы с учебой и трудоустройством,

- оформлением нотариальной доверенности на представление интересов в суде,

- невозможность заниматься активной трудовой деятельностью, создать ООО, стать индивидуальным предпринимателем,

- невозможность перечислять средства в Пенсионный фонд,

- отсутствие прав на получение региональных социальных льгот, включая льготы многодетным семьям,

- невозможность использовать материнский капитал даже при наличии сертификата, поскольку для перечисление средств на предусмотренные законом цели требуется регистрация по месту жительства, и т.п.

- и, наконец, невозможность претендовать на улучшение жилищных условий в рамках каких-либо региональных программ или очередей по месту фактического проживания, тогда как федеральных программ «для незарегистрированных» не существует.

 

III. Бедность семей с детьми

 

Что такое социальная правозащита в этой сфере? Организация гуманитарной помощи детям-сиротам на средства французской организации Асер-Русси, чем занимается в РОО «Право ребенка» Эмма Огарышева, или сбор благотворительной помощи, чем, например, занимается Любовь Мерекина через свой сайт, - это замечательно, но это не правозащитная работа с властью (хотя позитивное сотрудничество с властью при организации такой благотворительной помощи – важное подспорье в правозащитной работе).

Почему у нас процент бедных семей с детьми существенно выше, чем средний по стране процент бедных (13%)? Потому что детей надо кормить, одевать, лечить, учить…, а доходы семьи не сопоставимы с ценами на продукты и товары ПЕРВОЙ НЕОБХОДИМОСТИ.

Почему такое несоответствие? – Это сугубо правозащитный вопрос к власти. К тем самым коррумпированным должностным лицам разных уровней, которые наживаются на монопольных накрутках цен на самое необходимое – наживаются за счет недоедания наших детей.

В апреле 2010 года в ОП РФ состоялись слушания, организованные по просьбе известного молочного монополиста компании Вимм-Билль-Данн. Цель слушаний – получить поддержку ОП РФ (письмо ОП РФ Президенту или Председателю Правительства) программе компании по бесплатному обеспечению всех школьников России ежедневным стаканом молока, на что компания просила, кажется, 20 миллиардов бюджетных денег в год (из расчета стоимости около 10 руб. одного стакана молока 250 г. – на всех школьников – около 10 млн. -   ежедневно в течение примерно 200 дней учебного года). Один из членов ОП РФ задал заместителю Генерального директора компании простой вопрос: «Вы хотите, чтобы государство возместило вам за это молоко по цене 40 руб. литр, а за почем вы покупаете его у фермеров?». Ответ был – 12 рублей весной, летом дешевле. А когда я стал допытываться у этого сидевшего рядом со мной руководителя Вимм-Билль-Данн, почему такая наценка почти 300%, он вместо того, чтобы мне – не специалисту спокойно как-то объяснить, неожиданно стал страшно нервничать, покраснел, стал что-то говорить о логистике и предложил встретиться отдельно, поскольку вопрос сложный. В общем не поддержали мы тогда этих монополистов, а в письме, ушедшем из ОП РФ в Правительство, был мой абзац о желательности реализации этой программы только при организации прямых государственных закупок молока у фермеров.

В 2011 г. в течение 10 месяцев я, как член ОП РФ, участвовал работе экспертной группы «Преодоление неравенства и сокращение бедности» ныне давно забытой «Стратегии - 2020». И все 10 месяцев я старался убедить руководителей группы – профессуру из ВШЭ и Института им. Гайдара, что в вопросе преодоления бедности надо предлагать не только повышение пособий, что затратно для бюджетов, но и снижении цен на продукты и товары первой необходимости за счет преодоления монополизма посредников и насыщения рынка этими товарами и продуктами отечественного производства. Не убедил. Ученые мужи остались при своем мифическом убеждении, что в России создан свободный рынок, и ничего из моих предложений в конечный документ не включили.

Продолжая свою линию, я в декабре 2011 г. вместе с оргкомитетом программы «Лучшее - детям» организовал в ОП РФ слушания по бедности, для выработки резолюции которых вступил в контакт с руководством АККОР (Ассоциация крестьянско-фермерских хозяйств и кооперативов России) - (см. также Приложение к этому разделу).

Какие важные предложения - в духе реформ П.А. Столыпина – по развитию сельского кооперативного движения в России и открытию кооперативных рынков разработал и принял АККОР на его общероссийской конференции в феврале 2012 г.! И ведь ни одно из них не вошло в Правительственную программу развития агропрома, разработанную Минсельхозом и подписанную Президентом Д.А. Медведевым в марте 2012 г. Коррумпированная бюрократия, связанная с монополистами-посредниками пока что сильнее всех.

Но, может быть, времена меняются. В последнее время на высоком уровне много говорят о программе социального питания для бедных на основе продукции отечественного производства. А в связи с взаимными санкциями, кажется, стали приниматься меры по открытию рынков для отечественного производителя. Или это только слова? Но как всё это еще далеко от реальной эффективной антимонопольной государственной политики.

Борьба с искусственными «накрутками» цен на самое необходимое, т.е. борьба с коррупцией и монополизмом в производстве и торговле товарами и продуктами детского и семейного ассортимента, - это, вероятно главная задача социальной правозащиты в деле преодоления бедности.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ к РАЗДЕЛУ III

 

Статья 5 июня 2012 г.

 

Б.Л. Альтшулер,

Председатель Правления РОО «Право ребенка»,

член Общественной палаты РФ IV состава – зам. Председателя Комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан

 

Преодоление социально неприемлемой бедности семей с детьми и

как следствие хронического недоедания миллионов детей России.

 

«Риск бедности в семьях с двумя детьми составляет около 50 процентов, а с тремя и более - до 80 процентов. Такая ситуация недопустима. Мы должны ее переломить…», - Д.А. Медведев, выступление на заседании Государственного совета 24.04.2012г. «Абсолютно недопустимо, когда рождение ребенка подводит семью к грани бедности», - В.В. Путин в статье «Строительство справедливости. Социальная политика для России», февраль 2012 г.

Эта ситуация точно, со статистическим обоснованием представлена в докладе профессора А.Ю. Шевякова 24.02.2011 года на заседании Экспертной группы № 9 («Сокращение неравенства и преодоление бедности») «Стратегии – 2020», где, в частности, резко критикуется принятый в РФ способ оценки уровня бедности по величине искусственно заниженного прожиточного минимума: «Прожиточный минимум не соответствует современным реалиям. Так, например, в нем не предусмотрено никаких затрат на аренду и тем более покупку жилья, а нормы по хлебу и мясу в 1,5-3 раза меньше пайка немецкого военнопленного в Ленинграде». По оценкам А.Ю. Шевякова при расчетах по показателям реальной нуждаемости уровень детской бедности в России превышает средний по Западной Европе в 10 раз.

К сожалению, 8 июня 2011 года Алексей Юрьевич Шевяков ушел из жизни, а его экспертные заключения, включая проблему крайней бедности, не нашли отражения в подготовленной руководством ЭГ-9 соответствующей главе представленной Правительству осенью 2011 г. «Стратегии – 2020». А сейчас вопрос о крайней бедности встал особенно остро в связи с новейшими предложениями Минфина о введении «эквивалентных шкал» и тем самым перерасчете уровня бедности – в сторону снижения ее порога и как результат снижения «на бумаге» числа бедных в РФ. К сожалению, эти предложения находят понимание у того же самого руководства ЭГ-9 - в рамках дискуссий по обновленной «Стратегии – 2020».

Уровень бедность в РФ – это, по сути, уровень выживания семьи. Именно поэтому миллионы детей России хронически недоедают. А если речь идет о ТАКОЙ  бедности, то при обсуждении способов ее преодоления невозможно обойти вопрос о соотношении «доход - цена», т.е. исключить из рассмотрения проблему искусственно завышенных розничных цен на предметы (продукты, товары) первой необходимости. Именно об этих неприемлемых «накрутках» на сотни процентов говорил в августе 2009 г. при посещении московского магазина «Перекресток» в то время Председатель Правительства РФ, ныне Президент Российской Федерации В.В. Путин.

Именно этот вопрос я ставил в ЭГ-9 в течение 10 месяцев ее работы, но, увы, не был услышан, и соответствующие предложения не вошли в окончательный Отчет «Стратегии - 2020». Столкнувшись с непониманием руководства ЭГ-9, мы инициировали экспертную работу в Общественной Палате РФ – с привлечением представителей профсоюзов, АККОРа (Ассоциация крестьянско-фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России), организаторов ежегодной декабрьской (в ЦВЗ «Манеж») выставки отечественных товаров и услуг «Лучшее - детям». Разработанные рекомендации Общественная палата направила в Правительство РФ в январе 2012 г.

 

Кратко суть этих рекомендаций, с учетом новейших событий 2012 года:

 

Посыл: Невозможно преодолеть бедность такого масштаба только увеличением нагрузки на бюджет, увеличивая размеры пособий и зарплат (хотя эти меры для некоторых категорий абсолютно необходимы). И это все равно не поможет, пока среди всех продаваемых в России товаров для детей только 15-20% - отечественного происхождения и пока структура розничной цены продуктов питания дается средней формулой 20x80 (20% - производителю, 80% - посредникам-сетевикам).

Стратегия решения проблемы: Поощрение внутреннего потребительского спроса на продукты и товары первой необходимости отечественного производства, что приведет одновременно: (1) к насыщению ими рынка и тем самым к снижению розничных цен на самое необходимое; (2) к росту доходов населения, семей с детьми за счет поощряемого спросом развития занятости, включая самозанятость.

Для решения этих задач необходимо, следуя мировому опыту, принятие жестких антимонопольных мер в целях обеспечения прямого рыночного контакта между массовым отечественным производителем и массовым потребителем, а также государственные вложения в развитие доступной для массового производителя инфраструктуры хранения, переработки и доставки товара конечному потребителю.

Конкретно предлагается:

1. Учесть в программе развития АПК на 2013-2020 годы, утвержденной Президентом РФ в начале марта 2012 г., предложения  XXIII Съезда АККОР (11.02.2012г.) по развитию производственно-сбытовых сельскохозяйственных кооперативов и кооперативных рынков, а также о внесении изменений в законодательство в части обеспечения доступа к участию в торгах при размещении государственного и муниципального заказа на с/х продукцию преимущественно сельскохозяйственных товаропроизводителей, в том числе с/х кооперативов.

Эти предложения АККОРа, во многом опирающиеся на успешный опыт развития кооперации столыпинских реформ, были полностью проигнорированы автором Программы развития АПК на 2013-2020 годы - Минсельсхозом России, а Общественная Палата РФ в ответ на указанные выше наши предложения получила из Минсельхоза России отписку за подписью Статс-секретаря, Заместителя Министра А.В. Петрикова.

2. Создание при органах социальной защиты населения региональных сетей социальных продовольственных магазинов, снабжаемых сельскохозяйственными товаропроизводителями, минуя «сетевиков».

3. Введение для нуждающихся категорий населения «продовольственной электронной карты», дающей право получения либо приобретения по льготной цене продуктов питания на фиксированную месячную сумму.

4. Реализация целевых государственных программ создания межрегиональных крупно-оптовых и мелкооптовых торгово-закупочных баз (порталов), логистических центров и транспортных путей, в том числе вблизи Москвы и других мегаполисов, - с обеспечением прямого доступа к закупкам на этих базам малого торгового бизнеса, предприятий общественного питания. (Сегодня мегаполисы – в осаде «сетевых» магазинов, торговая точка в которых недоступна для обычного производителя).

5. Внесение изменений в Уголовный Кодекс РФ, устанавливающих, следуя мировому опыту, что картельные ценовые сговоры и монопольные захваты рынков, равно как участие должностных лиц в этих деяниях, являются особо тяжкими уголовными преступлениями.

 

IV. Дети-инвалиды в семье и в учреждениях.

 

Технология социальной правозащиты в этой сфере системно отработана в 2011-2014 гг., благодаря эффективной координирующей работе Елены Клочко, заместителя Председателя Координационного совета НКО по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности, который до 16 июня 2014 г. (окончание срока ОП РФ IV состава) числился «при Комиссии ОП РФ по социальной политике», а теперь – в «самостоятельном плавании».

В сентябре-декабре 2011 г. я, как Председатель РОО «Право ребенка» и на тот момент и.о. Председателя Комиссии по социальным вопросам ОП РФ (поскольку Е.Л. Николаева ушла в Госдуму), поддержал инициативу Елены Клочко о формировании под эгидой Комиссии данного Координационного совета (КС), объединяющего более 40 НКО различных регионов, работающих в сфере защиты прав детей и взрослых инвалидов. Мы написали и согласовали с коллегами проект Устава КС, который был утвержден на учредительной конференции КС 14 декабря 2011 г., были избраны: председатель – Б.Альтшулер, зампредседателя Е.Клочко, исполнительный комитет. КС – не юрлицо, у него нет банковского счета, соответственно нет и денег.

В январе 2012 г. начал действовать IV состав ОП РФ, и избранная Председателем Комиссии ОП РФ по социальной политике Елена Тополева-Солдунова горячо поддержала эту инициативу, и вся дальнейшая работа КС протекала в тесном взаимодействии с Еленой Андреевной, с привлекаемыми ею экспертами. Продолжается так и сейчас.

НКО, входящие в КС, – в основной массе организации с огромным опытом работы и высокие профессионалы в своей сфере. Каждая занимается как помощью конкретным людям, так, в меру своих возможностей, и разработкой проектов инновационных нормативных актов и продвижением столь необходимых реформ, в том числе необходимых в связи с ратификацией РФ Конвенции ООН о правах инвалидов. Но объединение этих НКО в единый экспертный коллектив (постоянно работающий в удаленном режиме) придало этой деятельности качественно новый уровень. И здесь, повторяю, ключевой является деятельность координатора.

По сути мы решаем две задачи:

- четкое формулирование социальных запросов;

- разработка и продвижение предложений по реформам, эти запросы разрешающим.

Начиная с июня 2012 г. после формирования нового состава Правительства РФ, Комиссия ОП РФ по социальной политике и НКО, объединенные в КС, работали в тесном контакте с Заместителем Председателя Правительства О.Ю. Голодец. Именно Ольга Юрьевна поручила Минтрудсоцзащиты России разрабатывать проект нового закона «Об основах социального обслуживания в РФ» в тесном взаимодействии с общественниками. И это была огромная почти годовая совместная работа Комиссии, КС и Минтруда. И далее эта совместна, также и с Минобрнауки, с Советом Федерации, с Госдумой… работа идет по нарастающей по самым разным направлениям:

- изменения в ГК РФ по введению института ограниченной дееспособности (уже принято и стало законом) и «распределенной опеки» (работа продолжается);

- внедрение в РФ ранней помощи;

- реформа ПМПК и МСЭ, борьба с избыточной диагностикой умственной отсталости;

- внедрение «сопровождаемого проживания» как альтернатива помещению детей или взрослых в интернатные учреждения;

- участие в разработке ФГОСов для детей с ОВЗ;

- внедрение инклюзивного образования и борьба с «компанейщиной» по ликвидации специальных (коррекционных) школ;

- инклюзивное дошкольное образование;

- адаптивная физкультура и в целом дополнительное образование для детей-инвалидов;

- по просьбе Минобрнауки организация в субъектах РФ общественного опроса на тему доступности дополнительного образования для детей с ОВЗ;

- доступная среда;

- средства технической реабилитации;

- организация помощи лицами с РАС (расстройства аутистического спектра);

- формирование Службы защиты прав пациентов психиатрических больниц и лиц, находящихся в психоневрологических интернатах и детских дома-интернатах органов социальной защиты.

Подробно обо всем этом и многом другом в отчетах Елены Клочко по проекту «Социальная правозащита».

Также в настоящее время сообщество НКО, объединенных в КС, участвует в разработке подзаконной нормативной базы, необходимой для практического внедрения инновационных положений нового закона «Об основах соцобслуживания в РФ» (принят и вступает в силу 1 января 2015 г.). В том числе КС участвует в разработке программ для пилотных региональных проектов по организации социального сопровождения семей с детьми и взрослыми инвалидами и в целом граждан/семей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

Особое направление работы, ставшее крайне актуальным в последние месяцы, - противостояние реформам Департамента образования Москвы (формальное слияний несоединимых образовательных учреждений), фактически уничтожающим в Москве коррекционное образование для детей с ограниченными возможностями здоровья. Важнейшую роль в этом противостоянии играет созданная в мае с.г. по инициативе ряда организаций – членов КС Московская ассоциация родителей детей-инвалидов.

 

V. Общественный контроль интернатов.

 

Проблема организации общественного контроля за соблюдением прав обитателей детских и взрослых интернатных учреждений – давняя и, к сожалению, на сегодня не решенная. Острота проблемы объективно обусловлена фактической закрытостью этих учреждений для «внешнего наблюдателя» и тем обстоятельством, что администрация интернатов совмещает в одном лице и функцию законного представителя обитателей (детей либо недееспособных взрослых) и функцию поставщика всех необходимых им услуг. При этом абсолютно неэффективен местный прокурорский и иной надзор за соблюдением прав - по той простой причине,  что в России так до сих пор и не сформировалось реальное разделение властей и все органы «разных ветвей» фактически подчинены руководству исполнительной власти и «своих» разоблачать им никто не позволит.

О массовых нарушения прав детей (физическое либо сексуальное насилие, злоупотребление психиатрией «в воспитательных целях»…) – воспитанников организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не раз сообщалось и в докладах Следственного комитета РФ и в интервью его Председателя А.И. Бастрыкина (см., напр., «Российская газета», 26.08.2014: «Еще более скрытный характер носит насилие над малолетними в детских домах…».

«Возраст» идеи организации общественного контроля (прозрачности) детских интернатов – не менее 20 лет. Но только в 2010-2011 гг. эта идея приобрела форму четкого законодательного предложения. Законопроект был разработан группой общественников (Б.Альтшулер, В.Гефтер, А.Головань, С.Колосков, Л.Левинсон, Л.Пономарев и ряд других), был одобрен Федеральными уполномоченными (по правам человека и по правам ребенка), Общественной палатой РФ, в Администрации Президента РФ, по поручению Президента РФ Д.А. Медведева дважды был подвергнут высоко-профессиональной корректировке в Государственном правовом управлении Президента. И 27 декабря 2011 г. был внесен Президентом РФ в Госдуму в виде проекта Федерального закона № 3138-6 «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Принят Госдумой практически единогласно 16 марта 2012 г. И до сих пор пылится в ее архивах, несмотря на то, что Президент РФ В.В. Путин в Указе от 28 декабря 2012 года № 1688 поручил принять этот закон «в приоритетном порядке».

Очевидная причина данного «торможения» - в конкретности и «технологической реализуемости» данного законопроекта, вобравшего в себя весь огромный опыт технологии социальной правозащиты в сфере защиты обитателей интернатов. Почему же эффективность законопроекта стала его «убийцей». Потому что после его принятия в первом чтении весной 2012 г. среди массы чиновников, в подчинении которых находятся сиротские организации (с примерно 300 тысячами воспитанников – официальных сирот и т.н. «родительских детей», сданных под надзор государства «временно» - в основном это дети с ОВЗ) возникла паника: какие-такие общественные инспекторы станут контролировать нашу работу (а тем самым мешать коррупционно наживаться на сиротах).

И как результат вдруг в июне 2012 г. Движение «Суть времени», возглавляемое Сергеем Кургиняном, собрало 85 тысяч подписей под обращением к Президенту против этого законопроекта, а в сентябре 2012 г. – еще 140 тысяч подписей, а 9 февраля 2013 г. выступило против на него на т.н. «Родительском собрании» в Колонном зале Дома Союзов в Москве, которое неожиданно посетил Президент России Владимир Путин, сказавший в своем выступлении, что законопроект несовершенен и что «может быть его вообще не надо принимать». И вот все испугались и закон не принимается. Сейчас мы возлагаем слабые надежды на президентский Федеральный закон от 21 июля 2012 года № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», в рамках которого когда-нибудь (когда???) возможно удастся организовать общественный контроль интернатов.

В чем же технологичность и конкретность «похороненного» Кургиняном законопроекта, так сильно напугавшая чиновников-коррупционеров?

Во-первых, согласно законопроекту, назначение общественных контролеров производится на федеральном уровне Общественной палатой РФ, что означает, что региональные департаменты не смогут назначать своих – «прирученных».

Во-вторых установлена возможность вхождения в интернаты без предупреждения, конфиденциальных бесед с воспитанниками, доступа к документации, включая персональную медицинскую информацию (без чего, например, невозможно спасти ребенка от принудительной госпитализации в психбольницу в виде наказания; да и финансовые махинации будут выявляться).

Третья важнейшая позиция: общественные контролеры вправе осуществлять «визитирование» вместе с профильными «доверенными специалистами» (психиатрами, психологами, юристами).

Разумеется, законопроект установил всю предусмотренную федеральным законодательством (включая УК РФ) ответственность общественных контролеров и доверенных специалистов за разглашение персональных данных – в той же мере, как и для госслужащих.

Вступление в силу данного закона немедленно привело бы к оздоровлению обстановки в детских интернатных учреждениях. Но закона нет. Как уже говорилось, в июле с.г. был принят общий закон об общественном контроле, который однако имеет сугубо рамочный неконкретный характер (в отличие от «технологичного» законопроекта № 3138-6) и как вписать в него систему «общественной прозрачности» интернатных учреждений пока неясно.

Между тем указанный законопроект для детских интернатов имел серьезный недостаток – он не распространялся на взрослые психоневрологические интернаты (ПНИ), на дома престарелых, где ситуация закрытости порождает те же проблемы с нарушениями прав. Создание такой системы общественного контроля, к сожалению, все еще остается делом будущего, а человеческие трагедии имеют место сегодня, каждый день. Как сказал один из высоких членов Правительства РФ, посмотрев фильм о ситуации в ПНИ, - «Так это же фашизм!».

Сегодня Президент Ассоциации «Даун синдром» Сергей Колосков один из немногих, кто системно занимается общественной защитой обитателей ПНИ – в основном лиц из числа выпускников сиротских учреждений - поскольку именно их зачастую штампуют страшными психиатрическими диагнозами только по причине социальной депривации и педагогической запущенности; и эти «похороненные заживо» люди обращаются к Сергею Колоскову со своими SOS. И скольких удалось спасти! (Что каждый раз потребовало привлечения поддержки высшего федерального уровня – Уполномоченного по правам человека в РФ, Комитета Госдумы по образованию, Общественной палаты РФ). Об этом в его отчетах по проекту «Социальная правозащита».

 

VI. Доступность детских садов и ясель.

 

Это сравнительно новое для РОО «Право ребенка» направление социальной правозащиты возникло исключительно по причине сотрудничества с мощным общественной межрегиональной инициативой – Движением РДДДО (Российским детям доступное дошкольное образование) и с его координатором, а затем Председателем Кириллом Дружининым.

В сущности, и само это Движение сформировалось благодаря применению и совершенствованию системных технологий в сфере борьбы с вопиющим дефицитом мест в детских садах и яслях, что затрагивает интересы многих миллионов семей. Разумеется, всё это стало возможным благодаря новым возможностям интернета, активной работе в социальных сетях.

На начальном этапе объединяющими акциями были коллективные межрегиональные голодовки. А также систематизация и публикация информации о «спортивных» и иных сверхдорогих для бюджетов увлечениях глав регионов – при полном пренебрежении проблемой нехватки мест в ДОУ.

Затем постепенно технология этой социальной правозащиты переместилась в правовое поле. Накопленный опыт позволил «поставить на поток» судебные процессы с исками против властей, отказывающих семье в предоставлении места в ДОУ. И удивительно, что в ряде регионов судьи вставали на сторону закона и семьи. И многим удалось так устроить ребенка.

Но главное, чтобы эти правовые «уколы» стали настолько болезненны, чтобы власти сочли за благо взяться за системное решение проблемы.

О технологии работы в этой сфере см. отчеты Кирилла Дружинина по проекту «Социальная правозащита».

Особая проблема – практикуемая в Москве дискриминация приезжих, на 85% граждан РФ - трудовых мигрантов из других субъектов РФ, имеющих в Москве регистрацию по месту пребывания. Эта «сепаратистская» практика властей  Москвы, фактически рассматривающих столицу не как субъект РФ, а как некое «Московское княжество» находится в вопиющем противоречии с федеральными законами и Конституцией РФ и буквально перекликается с известной притчей-шуткой о телеграмме Куприна на имя Николая II: «Объявляю Балаклаву вольным городом. Отделяюсь от России» - см. Блог на Эхо Москвы.

 

В течение долгого времени власти Москвы игнорировали все протесты – письменные, в СМИ, в виде митингов, пикетов. Впервые они всерьез отреагировали на письмо по этому вопросу от 4 февраля 2014 г. РОО «Право ребенка» Генеральному прокурору РФ. По этому письму Прокуратура Москвы, получившая указание Генпрокуратуры, сделала представление Департаменту образования Москвы, суть которого в том, что нельзя не регламентировать прием в детские сады и ясли детей с временной регистрацией по месту пребывания (раньше Правила Департамента образования вообще их игнорировали и говорили только о приеме в ДОУ детей москвичей, имеющих постоянную регистрацию по месту жительства). В результате 14 июля с.г. были утверждены новые «Временные правила» записи в московские детские сады и ясли, где впервые были названы дети, имеющие регистрацию по месту пребывания. Однако эти новые «Временные правила» документально утвердили ту самую дискриминацию в очередности приема в ДОУ, которая так разительно противоречит законам РФ и Конституции РФ.

 

Так что борьба за «социальную целостность» России продолжается, и 30 сентября с.г. Кирилл Дружинин обратился с мотивированным письмом по поводу новых «Временных правил» к Генеральному прокурору РФ. Сделано это было по согласованию с РОО «Право ребенка» - с тем, чтобы мы поддержали это обращение нашим письмом на имя Президента РФ, что и было сделано 20.10.2014 г. – копии Полномочному представителю Президента РФ в ЦФО, Генеральному прокурору РФ и Мэру Москвы.

 

Заключение

 

Социальная правозащита – дело для классических правозащитников новое. 13 августа с.г. в офисе Уполномоченного по правам человека в РФ правозащитники отмечали 90-летние основателя Московской хельсинкской группы Юрия Орлова, который участвовал во встрече по скайпу из США и, выступая, призвал сосредоточиться на отстаивании не только гражданских, но и социальных прав, поддержав в этом автора данной брошюры и Главу Движения «За права человека» Льва Пономарева.

Однако, сколько бы мы – многоопытные правозащитники к этому ни призывали или даже реализовали на практике, социальная правозащита станет весомой реальностью, способствующей улучшению качества жизни граждан РФ, только если она станет социальной САМОЗАЩИТОЙ. То есть главная задача – широчайшее развитие гражданских инициатив в сфере защиты социальных прав.

Да, защита социальных прав – дело известное, существует немало соответствующих российских и международных объединений, хартий и т.п. Новым и для России и в целом в мире является применение в этой сфере технологии классического правозащитного движения с его активным «противлением злу ненасилием» (Леонард Терновский). Чему и посвящена эта брошюра.



 

Другие новости по теме:

Гуманитарная программа

demo

Гуманитарная программа «Помоги детям России»

Дальше... 

Проблемы семьи и детей

demo

Семья, дети, стратегия, первоочередные меры, голодовки многодетных

Дальше... 

ВИЧ и дети

demo

Общественная палата в контексте ВИЧ-инфекции в России

Дальше... 

Доклады в ООН

demo

Альтернативные доклады в Комитет ООН по правам ребенка

Дальше...