РОССИЙСКИЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА



РОО ПРАВО РЕБЕНКА » Тезисы к выступлению: Открытость интернатов, соблюдение прав человека и общественный контроль
Тезисы к выступлению: Открытость интернатов, соблюдение прав человека и общественный контроль

21 мая 2014 – заседание Совета по попечительству в социальной сфере  «О положении лиц с инвалидностью, проживающих в психоневрологических интернатах». Тезисы к выступлению: Открытость интернатов, соблюдение прав человека и общественный контроль.

 

Тезисы к выступлению

 

ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ОБЩЕСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ

В ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКИХ ИНТЕРНАТАХ 

 

Открытость интернатов, соблюдение прав человека

и общественный контроль

 

Островская Мария Ирмовна, президент Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации «Перспективы», клинический психолог, член исполнительного комитета Координационного Совета по делам инвалидов при Общественной палате РФ,

Общественный Помощник Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка

 

1. Статистика:   По данным Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации на 1 января 2013 года действует 505 учреждений психоневрологического типа с общей численностью проживающих - 145 191 человек. Это означает, что приблизительно 1 гражданин из тысячи в РФ живет в ПНИ. Это недопустимо с точки зрения ратифицированной РФ Конвенции о правах инвалидов, постулирующей, что инвалиды должны жить в обычных местах проживания.

2. Система ПНИ сложилась в советское время и на основе медицинского подхода к инвалидности. За последние 30 лет эта система не претерпела изменений, если не считать упадка подсобных хозяйств  и почти полного разрушения системы лечебно-производственных мастерских в ПНИ, случившегося в 90-е годы.

До сих пор условия жизни граждан в ПНИ регламентируются  подзаконными актами 1978 и 1981 года (Приказ Министерства социального обеспечения от 24 сентября 1981 года № 109  (ИНСТРУКЦИИ об организации медицинского обслуживания и санэпидрежима  в психоневрологических интернатах и Приказ министерства социального обеспечения от 27 декабря 1978 года № 145 (Положение о ПНИ ). Несмотря на то, что эти документы не соответствуют Конституции РФ и действующему Закону о соцобслуживании, именно они являются основой всех регламентов учреждений и основой работы проверяющих органов. Благодаря этим документам фактически установлен порядок произвольного ограничения свободы и иных личных прав граждан, проживающих в психоневрологических интернатах. На практике это является основанием для установления «закрытого» режима проживания для всех или большинства граждан в психоневрологических интернатах, аналогичного режиму специализированных психиатрических стационаров. Это приводит к умалению достоинства человеческой личности людей с инвалидностью и усиливает их фактическую изоляцию от общества. 

Такая ситуация является недопустимой, поскольку психоневрологические интернаты относятся к специализированному жилищному фонду и должны обеспечивать условия, максимально приближенные к обычным условиям проживания инвалидов, в том числе и в отношении инвалидов, имеющих психические расстройства. Ситуация усугубляется тем фактом, что в статье 37 Закона РФ о психиатрической помощи права жителей ПНИ приравниваются к правам пациентов психиатрических стационаров, несмотря на то, что острые и подострые психические расстройства как раз являются противопоказаниями для помещения граждан в ПНИ. В результате ПНИ функционируют как психиатрические стационары, которые являются закрытыми учреждениями. Поскольку в соответствии с Законом РФ об опеке проживающим недееспособным гражданам опекуны не назначаются и обязанности по представлению интересов возложены на администрацию ПНИ, граждане оказываются в полной зависимости от администрации, и если последняя оказывается недобросовестной и склонной к злоупотреблениям, положения проживающих бесправно и они совершенно беззащитны. А для добросовестных руководителей и сотрудников стационарных учреждений установленный данным Положением и Инструкцией порядок становится препятствием для адекватной заботы о проживающих.

Так, например, в примечании к п. 5 Инструкции разъясняется, что «категорически запрещается отпускать проживающих в психоневрологическом интернате, за исключением находящихся на свободном режиме содержания, домой, на консультацию в поликлинику и т.д. без сопровождения медицинского персонала или родственников». На основании этого пункта волонтеры и сотрудники общественных организаций не получают разрешения сопровождать проживающих на прогулку за территорией интерната при осуществлении покупок или во время экскурсий без персонала учреждения. Это делает выход проживающих в город практически невозможным, поскольку число персонала весьма ограничено.

Между тем, ограничение свободного выхода из интерната, вне зависимости от того, какой режим проживания установлен для инвалида, законом не предусмотрено, и применение таких мер на основании вышеуказанной инструкции незаконно. Любое ограничение свободы гражданина допускается только на основании закона и только по решению суда.

Согласно статье 22 Конвенции ООН о правах инвалидов независимо от места жительства или жилищных условий ни один инвалид не должен подвергаться произвольному или незаконному посягательству на неприкосновенность его частной жизни, семьи, жилища или переписки и иных видов общения.

 

К этому стоит добавить тот факт, что в соответствии с указанными подзаконными нормативными документами выписка из ПНИ даже дееспособного гражданина возможна только при заключении врачебной комиссии интерната о способности гражданина проживать самостоятельно ( без сопровождения!). Вот и пожизненное заключение в больнице! Это при том, что принудительное удержание в психиатрическом стационаре разрешается только по решению суда. В больнице, где находятся люди в остром состоянии психического расстройства, но не в ПНИ!

 

Предложение 1: признать действующие Приказ министерства социального обеспечения от 24 сентября 1981 года № 109  (ИНСТРУКЦИИ об организации медицинского обслуживания и санэпидрежима  в психоневрологических интернатах и Приказ министерства социального обеспечения от 27 декабря 1978 года № 145 (Положение о ПНИ ) утратившими силу. Начать разработку проекта Типового положения о ПНИ, создав для этой цели рабочую группу с привлечением представителей общественных организаций. 

 

 

2. Нарушения прав и умаление человеческого достоинства в ПНИ:

 

Приведенные ниже  выводы сделаны мною на основе 15 лет работы в  ПНИ №3 г. Санкт-Петербурга, а также на основе  опыта сопровождения выпускников ДДИ №4 , оказавшихся в различных ПНИ Санкт-Петербурга; у нас есть также опыт посещения всех 8 ПНИ в Санкт-Петербурге ( в рамках проекта по правовому просвещению жителей ПНИ, поддержанного грантом Института проблем гражданского общества – так называемым «президентским грантом»). Кроме того, я участвовала в проверке ПНИ г. Звенигорода в рамках работы Комиссии по проверке фактов, указанных в жалобах проживающих на имя Уполномоченного по правам человека в РФ.

Несмотря на тот факт, что степень нарушения прав проживающих в различных ПНИ разная и в сильной степени зависит от «настроя» администрации, во всех интернатах есть такие «обычные» нарушения прав, как:

  1. Отсутствие права свободного выхода подавляющего большинства проживающих, в том числе дееспособных, за территорию  ПНИ, принудительное их удержание и изоляция  ввиду отсутствия персонала для сопровождения самостоятельно не передвигающихся или по другим причинам нуждающихся в сопровождении граждан;
  2. Отсутствие условий для реализации права на труд для большинства проживающих, полное отсутствие их занятости;
  3. Проживание в отделениях с лицами только своего пола, без права выхода с отделения;
  4. Отсутствие личных вещей и мест их хранения у большинства проживающих;
  5. Отсутствие технических средств реабилитации ( колясок) и реабилитационных мероприятий для так называемых «лежачих », а на самом деле маломобильных, проживающих;
  6. Отсутствие возможности уединения, личного пространства граждан;
  7. Отсутствие условий для жизни семейных пар, а также для личной «взрослой»  жизни людей без потери человеческого достоинства;
  8. Отсутствие возможности выбирать пищу, одежду, соседей по комнате и т.д.

В интернатах, где были отмечены злоупотребления, к перечисленному выше можно добавить помещение в карцеры и «закрытки», использование препаратов и госпитализаций в дисциплинарных целях, поощрение «дедовщины», сексуального насилия, произвольные ограничения на время посещения родственников и друзей, насильственный отъем денег, привязывание и насильственное ограничение свободы передвижения проживающих со стороны персонала, использование рабского труда, неправомерное и незаконное лишение проживающих дееспособности.

 

При попытке волонтеров, сестер милосердия, сотрудников общественных организаций защитить проживающих или помочь им обратиться за помощью в уполномоченные государственные органы, со стороны администраций, склонных к злоупотреблениям, следовал отказ в доступе на территорию интерната и прекращение сотрудничества. В ряде случаев волонтерам «профилактически» отказывали в посещении проживающих.

Проверки по жалобам проживающих, их родственников, волонтеров и сестер милосердия, часто оказываются неэффективными из-за отсутствия разработанных процедур и регламентов таких проверок, которые часто ограничиваются знакомством с  документами и беседой с администрацией учреждения.

 

 

Предложение 2.

А) Поручить Совету разработать систему общественного контроля за деятельностью ПНИ

Б) Регламентировать процедуры и индикаторы для тотальной проверки соблюдения прав человека и качеств социального обслуживания в ПНИ, а также организовать такую проверку в регионах с обязательным привлечением представителей СОНКО.

В) расширить задачи независимой службы защиты прав пациентов (предусмотренной ст. 38 Закона РФ «О психиатрической помощи…») и включить в них задачу контроля деятельности ПНИ.

Г) Разработать систему показателей успешности деятельности стационарных учреждений, включающую такие показатели, как количество проживающих, восстановивших дееспособность, количество семейных пар в интернате, количество проживающих, работающих на внешнем рынке труда, количество проживающих, занятых в мастерских и т.д.

 

3. Отсутствие  альтернатив для выпускников ДДИ.

В настоящее время почти все выпускники ДДИ попадают в ПНИ, где проживают до кончины. Между тем в РФ есть пилотные проекты, которые не распространяются, а часто и не поддерживаются региональной властью («Росток» в Порхове, Псковский Центр лечебной педагогики, «Островок» в Санкт-Петербурге и т.д.).

 

 Предложение 3. Поручить Минтруду создать рабочую группу по изучению лучших практик и по выработке стандартов услуг сопровождаемого проживания; поручить регионам обеспечить закупку такого рода услуг у организаций различных форм собственности.

 

 Выводы:

 

Как первые шаги было бы эффективно предпринять:

 а) поручение о тотальной проверке ПНИ с привлечением общественных организаций и  ясной системой оценки ситуации (критерии, индикаторы, процедуры, отчетность, состав групп для проверки).

Б) В кратчайшие сроки издать приказ Минтруда о признании устаревшими  Положения и Инструкции и создать рабочую группу с включением в ее состав представителей общественных организаций  по разработке Типового положения, соответствующего Конвенции и Конституции РФ.

В) В промежутке – письмо Минтруда в регионы, разъясняющее подходы к социальному обслуживанию в ПНИ.

Г) Формирование постоянно действующей системы общественного мониторинга ПНИ (Типовое положение о Попечительских советах в ПНИ, письмо о необходимости привлечения к обслуживанию проживающих в ПНИ социально ориентированных НКО, медицинских и реабилитационных центров, создание ОНК, законодательное закрепление ДИПов для недееспособных граждан, инициатива по изменению федерального законодательства  об опеке и психиатрической помощи).

Д) Введение государственной системы контроля качества соцобслуживания с введением критериев по проценту возвращения дееспособности, числа трудоустроенных проживающих вовне интерната, числа проживающих, работающих в мастерских, числа браков между проживающими, количества проживающих в смешанных отделениях и т.д.). В разработке критериев использовать опыт Общественного Совета при Социальной политике Санкт-Петербурга.

 

13.07.2014



 

Другие новости по теме:

Гуманитарная программа

demo

Гуманитарная программа «Помоги детям России»

Дальше... 

Проблемы семьи и детей

demo

Семья, дети, стратегия, первоочередные меры, голодовки многодетных

Дальше... 

ВИЧ и дети

demo

Общественная палата в контексте ВИЧ-инфекции в России

Дальше... 

Доклады в ООН

demo

Альтернативные доклады в Комитет ООН по правам ребенка

Дальше...